Лучшие сады Японии - Уэдзи

Японский сад Уэдзи

Этот сад в Киото — младенец по сравнению со знаменитыми садами древней столицы Японии — ему чуть больше ста лет. Он принадлежит одной крупной корпорации, используется ею как сад для приемов и переговоров и, к сожалению, закрыт для широкой публики.

 

 

Нам его показывал сам Огава Дзихей XI, потомок создателя сада. Знаменитая династия киотских садовников по имени Огава Дзихей берет начало в середине XVIII века. С тех пор наследником имени, ремесла, славы предшественников и вытекающей из всего этого большой ответственности становился один из сыновей, способный перенять секреты мастерства и передать их дальше. Это, правда, не всегда были родственники по прямой линии. Иногда даже приемные дети, проявлявшие способности и склонность к садоводству, «назначались» наследниками семейного дела.

 

Огава Дзихей VII (1860–1933), самый известный из всей линии, автор многих прекрасных садов Киото,— один из самых заметных и плодотворных садовых дизайнеров своего времени.


Приход воды оказался ключевым событием для модернизации городской инфраструктуры Киото: достаточно упомянуть появление питьевого водопровода и централизованной системы пожаротушения. К слову сказать, именно соображения пожарной безопасности стали убедительным оправданием для того, чтобы подвести воду из нового канала к существующим или только строящимся садам богатых вилл. Этим и воспользовался Огава Дзихей VII, став родоначальником садов нового типа. Сад Уэдзи, созданный им для частного заказчика в начале XX века, — один из ярких примеров этого новаторства.

 


Посреди сада был устроен настоящий водоем, принципиально отличающийся от мутных прудов старого времени: в нем была проточная вода. То сближающиеся, то расходящиеся берега вмещают здесь подобие спокойно текущей «реки», но градиент в ней настолько ничтожен, что вода движется чрезвычайно медленно. Уже в новейшее время в отдельных местах в дно были встроены подземные фонтанчики, благодаря которым поверхность воды чуть колышется, и от этого впечатление движения воды в «реке» усиливается.


Но на этом нововведения не закончились. Дошедшие до Японии сведения о европейском садовом искусстве были искусно использованы Огавой Дзихеем в создаваемых им садах. Результат часто получался очень интересным — это была некая амальгама западных мотивов и стилистических приемов с традиционными местными элементами.

 

В саду Уэдзи это заметно уже по самой композиции сада — динамичной и необычной для Японии: в ней были унаследованы признаки традиционного сада для прогулок, но появились и новые, слегка англизированные черты европейского ландшафтного стиля.

 

Из необычно больших газонов в центральной части сада сложилось открытое пространство (нам в этом трудно увидеть что-то из ряда вон выходящее) с «островками» из низких деревьев, подбитых подушками азалий, но кроме этого Огава мастерски применил европейский принцип «заимствованного пейзажа» — из сада видны мягкие очертания покрытой лесом гряды холмов Хигашияма, подступающей к Киото с востока. И хотя само по себе акцентирование вида на окрестности — не новость для японского садового искусства, важное отличие традиционного японского саккей («заимствованного пейзажа») от английского borrowed landscape в том, что в японском варианте между садом и окружающим ландшафтом есть хорошо заметная, хоть и низкая ограда; то есть между садом и тем, что находится за его пределами, cуществует препятствие, и никто никого не пытается убедить в том, что его нет.

 


Есть в саду и уголки, где соблюдены все традиционные каноны. Например, уютный чайный садик, как и положено, отделенный бамбуковой изгородью от остальной территории.

Вы спросите, какова же во всем этом роль ныне живущего продолжателя династии — Огавы Дзихея XI? Его роль трудно переоценить, он — профессиональный и трудолюбивый хранитель и продолжатель семейного наследия. Смирив собственные дизайнерские амбиции, он на протяжении всей сознательной жизни кропотливо изучает, пропагандирует и реставрирует садовые произведения своего яркого предка.

 

Его вмешательство, порой существенное и решительное, почти нельзя заметить непосвященному зрителю. Он проверяет состояние всех насаждений сада и гарантирует их хорошее самочувствие на многие годы вперед. Он поправляет берега водоемов, чинит дорожки, ухаживает за изгородями и изделиями из бамбука. Единственное, что он позволил себе изменить, — переложить некоторые камни в русле реки: Огава Дзихей XI особенно славится умением укладывать камни в воду. Не знаю, как они лежали до этого, но сейчас — гениально.

 

Артем Паршин

 

Нам важно ваше мнение!

Наши консультации

Новое в наших блогах

 

Ваша реклама на нашем сайте

Адрес: г. Москва, Ленинский просп, д.152, стр.3 тел.: +7 (495) 615-8984 e-mail: info.plantopedia@yandex.ru

© 2010-2016 Plantopedia.ru